Девушки в белом платьице

Первый Концептуальный Магазин косметики и аксессуаров для волос, лица и тела!
6 часов назад
Первый Концептуальный Магазин косметики и аксессуаров для волос, лица и тела!
9 часов назад

В соответствии с решением Роспотребнадзора, на всей территории Российской Федерации введена общая схема масок. Новые стандарты вступят в силу в среду 28 октября. Агентство также запретит по всей стране организацию вечерних обедов и развлекательных мероприятий с 11 вечера до 6 утра. В настоящее время все россияне обязаны носить маски в общественном транспорте, такси, на парковках, а также в местах с глобальным присутствием.

Власти требуют от жителей и посетителей района строго соблюдать правила дезинфекции и расстояния (не менее 1,5 м).

История девочки в белом платьице

Изображение 5

Мое внимание привлекает Валенчина Николаевна Трофимова. Наш дом на 2-м Русском переулке — это дом друга друга, где поколения семей делились историями на протяжении более 100 лет. Они делили радости и горести, хоронили стариков и встречали новорожденных детей. На самом деле они оказались близки друг к другу и годы в профессии. Однако обстоятельства того страшного года и десяти месяцев были разными для каждой семьи. Сегодня Валентина Николаевна — одна из двух семей, которые помнят те дни. На старой фотографии 1943 года, сделанной немцем, запечатлен этот момент. Ее история началась с этой фотографии. Это ситуация молодой заключенной, пережившей войну, девушки в белом платье.

Старая фотография. На вершине сидит семья Трофимовых. Ее матери, Екатерине Васильевне, что под Валом, около девяти лет. На девочке белое платье, сшитое ее матерью из старой рубашки. Ее младшие сестры Шура и Аня (в белоснежных кофточках), братья — Виктор, старший, Николай, средний, и Вася, младший. Фотография была сделана до того, как немцы отправили семью в Германию. Они говорили своей матери: «Мама, одень детей получше». Но ничего не было. Я надела столько, сколько смогла, но он был босиком.

Ему было семь лет, и он учился в первом классе. Нам пришлось обучать его всего месяц. Среднее образование получил в Морозовской горке. Радио не было. Никто не объявлял о прибытии немцев. Бомбардировки и обстрелы начались с элементарных бомбардировок. Из окон средних школ были выброшены и разбиты стекла. Брат схватил сестру за руку и выпрыгнул из окна, чтобы вернуться домой. Когда они преодолели расстояние до дома, они побежали по второму русскому переулку в направлении бабушки. Их мать уже была там. В то время моя бабушка была больна.

Это было 4 октября. Из Ново-Александровского, Борьбы и Гридина немцы отправились в большие города. Немецкие танки ездили по асфальтированным дорогам.

21

Обе семьи прятались в траншеях, вырытых в их садах.

Вторгшись в Спасс-Деменск с разных сторон, немцы собрались и пошли на Семенково, Лазинки и Росток. Тем временем они прогуливались по докам в поисках еды.

Через некоторое количество дней основные немецкие формирования отошли, а те, кто остался в живых в крупных городах, начали обустраиваться. Также была достигнута вторая российская полоса. Немецкие офицеры высадили Зарова и его бойцов в резиденции Трофимова. Они установили двухъярусные кровати и жили в одной хижине с хозяином. В доме Трофимовых было шестеро детей, которые спали на печке. Немецкая кухня находилась недалеко от их дома.

Наши войска пытались вырваться из осады. Когда наши танки Т-34 ворвались в Спас-Деменск. Он выбежал на улицу. Октябрьская — Лазинки. Немецкий автомобиль был припаркован на обочине дороги. Он разгромил вереницу автомобилей и поджег их. Однако танки были атакованы, а танкист захвачен в плен.

Эксклюзивные комплекты постельного белья со скидкой до 85%!
7 часов назад
Красивые женские пижамы для комфортного сна
6 часов назад

По воспоминаниям Валентины Николаевны, Трофимов встретил танкиста через два года и в итоге оказался в лагере под Рославлем. Рядом с гражданским лагерем находился лагерь военнопленных Красной Армии. После того как мы начали говорить и спрашивать, что случилось со Спас-Деменском, танкист вспомнил эту ситуацию.

Мы сидели как крысы на печи и изредка выходили на прогулку, но больше в переулок не заходили. В грузовике было много детей: четверо Бегляковых, четверо Савиных, трое Будулевых, одна Кузьмина — Нина, двое Ганченковых и Чамов — Генька. Дети собрались между домом Шуры Ястребовой и колодцем. Они играли в лапту, рюхи и ярочки. Детство есть детство. Немцы нас не трогали. В то время не было плохих и худших вещей. Немец рассказал об этом своей матери. ‘У меня также есть пять детских квартир. Сталин и Гитлер должны быть расстреляны. В это время нет войны. И мы не хотим войны. Я хорошо это помню.

… В конце переулка жил немец, вероятно, из штаба. У него была овчарка. Он будет носить свой портфель в зубах. Мальчикам это показалось необычным. Однажды собака чуть не разорвала Трика Сабинова на куски. Они преследовали его вокруг колодца, пока немецкий офицер не окликнул его.

Однажды немцы сбросили братьев Валентины Николаевны Колю с крыльца их дома в саду Шуры Ястребовой. И вот почему. Дети где-то нашли карбид. Они подожгли дом. Немцы заметили. Старшие дети подожгли дом, и Колю поймали, прежде чем он успел убежать.

Как и все остальные, Трофимов сильно недоедал. Дети все больше голодали. Братья Вася продолжали выпрашивать еду и скулить. Тогда мать сказала ему: «Мне нечего дать». Немцы кричали: «Заткнись». Маленький мальчик спрятался за деревом. Один из немцев поднял берушу и стал бить по ней деревом. От страха и голода малыш продолжал кричать. Затем ему дали шоколадку, которая утонула.

Слухи о том, что произошло в Спас-Едеменске, дошли до коридоров нашего детства. В начале оккупации наши военнопленные хлынули по Руской улице в Поповский лес. Одни были там для работы, другие — для казни. Иногда дети бежали в конец переулка, чтобы посмотреть на них. Они бросали все, что у них было, хлеб и картошку. Русские бойцы воровали у них еду, а немцы били их прикладами своих винтовок.

Эта фотография была сделана исключительно перед отправкой в Германию, с которой и началась наша беседа. Жители Спас-Едеменска были доставлены на железнодорожную станцию Суворовск по дороге в Смоленск. На правой стороне станции была хижина. Вероятно, когда-то это был свинарник на участке землевладельца. Именно в этом хлеву немцы собрали миролюбивые массы и увезли их в Германию. Старшие мальчики Трофимовы были отделены от младших и погружены в отдельные машины. Пошел дождь. Мать взяла детей под крышу. Она приказала им не отступать, а затем принялась прогонять старейшин. Как она это сделала, маленькая Валия и ее братья и сестры не знали.

Летом 1943 года погоня за освобождением уже витала в воздухе, и русские налеты участились, но впереди были еще месяцы трудностей. Немцам было приказано забыть о пленных, и они начали отступать. Семья Трофимовых находилась в заключении в деревне Раковка, недалеко от Рославля. Все разместились в клубах, и там было довольно много людей. Затем сотрудникам полиции было приказано разместить их в своих помещениях. Семью Валентины Николаевны взяла бездетная женщина. Ее влекло к матушке Екатерине. Это было время сбора урожая. Катерина и старший Шура знали, как сжиматься от болезни. Они пошли помогать соседней общине, за это они получали еду. Река Десна протекала совсем рядом с нами. На ней стояла мельница. Немцы и местные жители жаждали там семян. Молодые ребята Коля и Виктор ходили с сумками. За это они получали муку, из которой их мать пекла блины.

Это был октябрь 1943 года. Проехав верхом на лошадях, русские агенты прибыли в деревню. Наши уже подходили, а немцы отступали. В этот момент немцы попали в плен и попытались переправиться через Десну, но были явно задержаны. Старый Шура прекрасно говорил по-немецки. Ее попросили перевести. Екатерина задала шпиону вопрос: «Освобожден ли Спа-Деменск?». — «Освобожденный».

Как сказал агент, наш прибыл через неделю. Мать арестовала старшего мальчика и ушла домой. Виктора подобрали наши бойцы, Аню — другой боец, а Коля ушел и провел ночь в сарае. Мы обращались в Спас-Йеменск в разное время. По дороге домой Анна случайно узнала в соседней машине свою родную бабушку из Осиновки.

Их возвращение в освобожденную метрополию состоялось в конце октября — начале ноября. В этот момент их мать и соседка Агафья Зарова ушли с кладбища. Мать не сразу обнаружила их, и Агафья Григорьевна закричала: «Катя, ты идешь».

Освобожденный мегаполис лежал в руинах. Осталось мало постоянных домов, не говоря уже о частных домах. Несколько семей жили в доме второй русской бабушки Лане, которая оставалась бездомной, пока не поселилась в квартире. На следующий день после возвращения из лагеря Валентина окончила школу и вызвалась учиться. Но ей нечего было надеть в школу: ни обуви, ни одежды.

А еще Валентина помнит день окончания боев. В 5 часов утра 9 мая 1945 года соседка Ирина Перенкова постучала в ее окно. ‘Катя, битва окончена’. Борьба закончилась для Валии, девочки в чистом белом платье, и для мальчиков и девочек Спа-Демены, для всех жителей. Люди плакали от счастья. И везде была нищета, голод и выгорание …

Первый Концептуальный Магазин косметики и аксессуаров для волос, лица и тела!
8 часов назад
Стильные, модные и недорогие платья - по доступным ценам!
6 часов назад

Читайте также