Вера как доверие и верность

Ричард Нибур РАДИКАЛЬНЫЙ МОНОТЕИЗМ И ЗАПАДНАЯ КУЛЬТУРА

Готовые образы: модели легко сочетаются друг с другом!
6 часов назад
Готовые образы: модели легко сочетаются друг с другом!
10 часов назад

Описав богословие как предмет, тесно связанный с верой, он идет по нашим стопам и предваряет наши размышления о культуре определением веры. Как ясно видно из словарных примечаний, этот текст используется по-разному. В нем описана работа практически каждого государства, отдельного человека и сообщества. Например, как в это время года, когда мы говорим о «человеческой вере», она может оказаться синонимом другого неоднозначного термина — религии. ‘Вера’ может быть синонимом полной уверенности в той же или другой семье, как в выражении ‘вера животных’. Часто «вера» означает исповедание, как, например, Александр Поуп сказал

Давайте бороться с сектами за веру:.

вера в то, что Он является стандартом, по которому мы живем.

Беспорядочное введение этого текста, возможно, лишило его вполне определенного первичного смысла, или же разнообразие смыслов объясняется тем, что мы имеем здесь дело со сложным образованием, иногда включающим разный материал. Например, в первом произведении используется текст «мораль», чтобы показать соответствие условностям.

Не теряясь в семантических тонкостях, мы могли бы попытаться очертить основополагающую личную транзакцию, которая, независимо от того, называем ли мы ее верой или другим именем, считается универсальной или, по крайней мере, достаточно распространенной, чтобы быть признанной. . Это своего рода позиция, аффект, связанный с доверием к определенным сущностям и верностью им как источникам смысла и объектам веры. Это личное положение или влияние рассматривается как неоднозначное. Она относится как к ценности, приписываемой, например, самому предмету, так и к ценности вопроса, фактически освещаемого новостной организацией. С одной стороны, это зависимость от того, что на самом деле придает смысл самому предмету. С другой стороны, она «верна тому, что считается действительно ценным для субъекта». В качестве простого примера такого неоднозначного случая можно выбрать «Избранное». В дружбе я верю в своего друга как в человека, который ценит меня. Я верю, что он будет продолжать относиться ко мне как к ценности Я по-прежнему ценю его и предан ему Религия присутствует в дружбе, поэтому она рассматривается как двустороннее движение: полагаясь на друга, который считается источником моих смыслов, я верю, что он справедливо относится ко мне.

Чтобы подобрать идеальную тунику, обратите внимание на простые хитрости
6 часов назад
Будьте индивидуальны во всем с La Redoute! Прочувствуйте радость шопинга!
6 часов назад

Еще более очевидный пример этого можно увидеть в национализме. Когда национальный патриот говорит: «Я рожден, чтобы умереть за свою страну», он раскрывает в своих собственных писаниях те двойные отношения, которые мы здесь называем верой. Его жизнь в цивилизации воспринимается как реальность, с точки зрения которой его личная жизнь становится чем-то ценным. Он полагается на культуру как на ключ к личному смыслу. Он полагается на это. Прежде всего, существование, в любом смысле, может действительно жить в своем неизменном представлении как постоянная реальность, из которой оно возникает, и его постоянная культурная жизнь должна быть смешана с его личной работой и его собственным существованием. Его жизнь приобретает смысл, потому что, как и текст предложения, она воспринимается как часть этого контекста. Однако его доверие все еще может быть сосредоточено на культуре как на силе, которая выполняет его обязанности, заботится о его детях и защищает его жизнь.

Религия в цивилизации, однако, рассматривается прежде всего как опора на цивилизацию как вечный центр ценностей. Националисты рассматривают цивилизацию как высший центр ценности и не подвергают сомнению ее собственную доброту, правильность или неправильность. Как центр ценности, он центрирует на себе добро и зло человека. Не существует гоббсовского правительственного государства, которое определяет, что правильно и неправильно в контексте таких убеждений. Он все быстрее движется к осознанию того, что правильность действий зависит от их совместимости с внутренними импульсами цивилизации и их направленности на укрепление или ослабление жизни, власти и популярности государства.

Личный интерес националиста зависит не только от этого источника смысла, но и все, с чем он сталкивается, имеет смысл только в соотнесении с ним. Если он последователен, то его личная жена и дети тоже чего-то стоят в конечном итоге, если не из-за прочности их отношений с родиной, то из-за прочности их отношений с ним. Его личные противники также будут иметь материальную ценность, поскольку они считаются гражданами. Культурные ценности — картины, статуи, поэзия, музыка — ценятся как творения цивилизации, как воплощение ее духа. Финансовые услуги и ценности будут цениться как выражение подъема общества в целом. Значение религии и образования никогда не будет меньше зависеть от того, как в них воплощен ключ к творчеству. Конечно, все эти значения будут интерпретироваться националистом как утилитаризм. Он бы спросил о смысле как о подлинном вкладе в выживание нации. Но их доброта, как и его, будет не «добротой к», а «добротой от». Они имеют значение не потому, что связаны с цивилизацией, а потому, что выражают то, что означает сама цивилизация. Поэтому религия в цивилизации рассматривается как доверие к цивилизации в качестве ценностного центра или источника смысла.

Необходимым дополнением к доверию в отношении центров ценностей считается лояльность или верность. Лояльность определяется как пассивный аспект отношений веры. Она выражается в восхвалении или в декларации веры, утверждающей самоочевидные принципы. Лояльность, или верность, рассматривается как интенсивный аспект. Он ценит личную середину и стремится умножить свою власть и популярность. Эта середина воплощается в бизнесе, в котором она живет и работает. В этой сильной вере верующий повелевает своим влиянием и желанием упорядочить свой мир.

Верность выражается в клятве верности, в присяге вассала феодалу, в обозначении которой используется тот же текст, что и в обозначении верности. Таким образом, провозглашенную патриотическую декларацию веры, если понимать ее только с одной точки зрения, можно рассматривать как простое заверение в том, что «Британия правит морями», «Германия лучше, чем что-либо другое» или «Америка — родина храбрых». И создание». Однако те же выражения используются для описания обещания справедливости. Из них можно сделать вывод, что человек отказывается от всего ради своей родины. Христианское условие «Я верю в Бога Отца, Всемогущего Творца неба и земли» также можно рассматривать как заявление о вере, с одной стороны, и клятву верности — с другой. С одной стороны, это означает «я верю в Бога», а с другой — «я остаюсь верным Богу».

Модные, стильные и элегантные женские платья от 369 рублей!
7 часов назад
Красивое нижнее белье - отличный подарок для близких и себя самой!
9 часов назад

Читайте также